В последнее время стала обретать широкую известность японская концепция икигай. Само по себе пример труднопереводимого на другие языки, это понятие приблизительно можно описать как «удовольствие от жизни благодаря наличию в ней цели». Иероглифы, передающие это слово, обозначают «жизнь» и «ценность».

Но это скорее процесс, чем цель как конечная точка или ценность как качество. О икигай написаны целые книги, но суть заключается в том, что счастливый человек – занимается любимым делом.

 

В принципе, звучит не так уж и по-новому, ну и пусть, главное, что я могу с помощью него рассказать о переводе как о занятии, которое может быть любимым. У меня порой складывается впечатление, что многим перевод кажется работой далеко не увлекательной. Даже скучной. Предлагаю посмотреть на него изнутри – глазами профессионального переводчика.

Итак, что мы имеем: текст на каком-нибудь языке. Родном или иностранном. Литературный или технический. А то даже юридический или медицинский. Отрезок информации, свод данных, сложносочиненное мнение, свод характеристик, а малосодержательная тарабарщина. Для кого-то все эти тексты могут казаться просто набором слов. Особенно, если это не родной и не известный язык. Но для переводчика, который работает с текстом, все эти слова – имеют отражение в реальной, или вымышленной, действительности. Поиск смысла. Вот, чем мы занимаемся.

Очень хочется подобрать здесь сравнение, но не приходит в голову пример из бытовой или просто повседневной жизни, который бы передавал суть процесса. Единственная, хоть и отдаленная, иллюстрация выглядит примерно так. Представьте, что вы находитесь в помещении и перед вами дверь. В руках огромная связка ключей, но, как вы уже, наверно, догадались, к цели ведет только один. И вот вы подбираете подходящий к замочной скважине ключик, благо, вас научили – талантливые профессора и годы практики – достаточно оперативно справляться с подобной задачей. Переступая порог следующей комнаты, вы оказываетесь «по ту сторону» перевода, в новом измерении, на другом языке.
Стоит, однако, заметить, что дверью является каждое новое слово в вашем тексте. А теперь только подумайте, сколько связок вам нужно перебрать, чтобы открыть их все. Нередко ключей к двери подходит несколько, и все они так или иначе открывают замок, а иногда его даже можно взломать с помощью перочинного ножа или другим варварским способом и все же ворваться в место назначения. Но, согласитесь, ничто не работает так, как «родной» ключ. В нашем случае, слово, которое подходит лучше всего. При использовании которого не только удается добиться нужного смысла, но и получается сделать это красиво.

Моя аллегория с дверьми здесь не просто так. Это ассоциация с возможностями, открытиями. Вот, что меня заряжает в переводе. Самое время поинтересоваться, при чем здесь все-таки икигай. А дело вот в чем. Есть у меня теория, что люди выбирают профессию в соответствии с тем способом, который им больше всего помогает понимать окружающий мир и ориентироваться в нем. Речь тут идет о вольном выборе профессии, без давления престижа или уровня оплаты. Так вот, кому-то понятнее, как вертится этот мир в силу знания закона всемирного тяготения. А вот переводчиков притягивает в их ремесле возможность постоянно узнавать что-то новое посредством языков. Взять те же трудно- или даже непереводимые слова и выражения. Вот здесь и кроется суть: эти понятия отражают реалии какого-то другого языка, и знакомясь с этими словами, переводчик открывает для себя эти другие реалии. И так понимает, как вертится мир.

Каждый раз я погружаюсь в текст перевода, подбираю, подбираю, подбираю нужные слова, и получается что-то совершенно новое, то, чего не было, пока мои пальцы забегали по клавиатуре. Те же мысли, выраженные другими знаками. Для меня это алхимия. Мой маленький икигай. В одной книге об этом загадочном японском феномене, кстати, приводится пример сотрудницы одной из фабрик, которая ежедневно вручную отбирает лучший ворс для кистей. Изо дня в день, волосок к волоску. И не скучно ей. И не надоедает. Возможно, работа переводчика кажется порой монотонной – иногда я даже ловлю себя на мысли, что думаю о чем-то совершенно другом, когда перевожу текст (и тогда, конечно же, судорожно перечитываю мною написанное). Если работаешь с одной и той же тематикой регулярно, бывает, кажется, что просто перетасовываешь одни и те же фразы из перевода в перевод. Не так, конечно, однообразно, как ворсинки для кисточек, но вполне себе в жесткой системе координат. И представьте, вот это вот все – нравится. Хочется снова и снова видеть перед собой новые тексты и докапываться до их сути. И что уж там, сущности. Хочется записывать новые слова в свой личный словарик, радоваться редким грамматическим конструкциям, которые встречаются в оригинальных текстах и прямо-таки не оставляют равнодушным. Появляется созидательное чувство причастности и легкий творческий азарт. Не было текста на языке перевода – есть текст на языке перевода. И только ты вместо этого тирэ.

 

Ольга Бондаренко,
письменный переводчик английского языка